Путь к Нилу

Translate the description into English (United States) using Google Translate?Translate the description back to Russian (Russia)

 Путь к Нилу
   
    Проснулся утром, где-то под ухом противно дребезжал телефон, вставать не хотелось. Не хотелось даже шевелить головой. Вчера наработался до белых искорок и хряпнул перед сном пару прозрачных стопок. Да и день выходной — суббота, можно валяться в постели до полудня, включить какой-нибудь ещё несмыленный до последнего сезона сериал...
А телефон так и не умолкает. Я морщусь, смотрю на гаджет и вижу — там на линии, Валентин, старинный друг отца. Валя как-то приезжал ко мне в Финляндию и говорили мы с ним долго, сидели ещё в моей первой маленькой квартирке, без балкона и жарким летом разогревающейся как настоящий духовой шкаф.
Мы разговаривали о мельпомене, о Гергиеве, о тяжёлой Валентиновой, фотокорреспондентовой службе. Интересный у нас тогда состоялся разговор, о театральном закулисье, о работе фотохудожника.
У отца вот не получилось попасть на такую доходную службу в переходное, девяностое время, не Валентин он, и не я, не похож он на нас совсем — не такой как мы хватко-проворливый и коммерческиобтекаемый. Упёртый козерог мой отец, с удивительным и всем неудобным ракурсом по жизни.
И мне неудобным, и матери...
А может Вале просто повезло, попал в струю. Занимается любимым делом и за это ещё и деньги получает. А я?.. я ему просто завидую белой завистью, хотя зависть, даже самая белоснежная, всё равно — грех.
Мне вот удача не улыбнулась — кручусь-верчусь, прожигаю жизнь на зарабатывание шишей, на так называемый, постылый «бизнес», выжимающий все соки и иссушающий душу, а на любимое дело, дарующее отдохновение, амнезию от заплесневелых будней — на литературное творчество, никогда не хватает времени...
Время — деньги, а писательский труд требует как раз времени и не приносит дохода. Зато в ящике письменного стола места с избытком.
Бессеребренник — мой отец, выставки устраивает на последние пенсионные накопления, а толку нет, восторженные отзывы на хлеб не намажешь. Его любимое отдохновение, творчество фотохудожника, перевешивает многократно логику быта. Странно это. Он умудрился создать некий духовный симбиоз с обыденностью, в частности, с деревенской, незатейливой, «в родовом имении» — как он говорит, куда «всадник не доскачет и птица не долетит», и мне из Финляндии за восемьсот километров не наездишься — не каждому это дано, ему почему-то дано...
Он — мой отец.
Я его не понимаю. Толк вот он, прямо передо мной, сидит в моём телефоне, и взывает к общению. Валентином Барановским зовут этот толк:
— Да, что?
Как-то полугрубо или полувежливо начал я разговор, будем думать, что полувежливо. Сам ведь напросился, Валентин позвонил спозаранку и разбудил, а сонный человек иногда бывает невежливым.
— Кирилл, там звонила девушка из группы художников, — без предисловия начал Валя, — там с Игорем что-то приключилось, ему стало плохо.
— Ладно, — кольнула в сердце маленькая иголочка и успокоилась.
— А связь с этой девушкой есть? — поинтересовался я.
— Я попытаюсь разузнать...
— Ладно, я попробую сам отца набрать. Спасибо, Валентин, я сейчас позвоню отцу, спасибо ещё раз, до связи.
Барановский ещё что-то говорил своим неразборчивым баском, я его уже не слушал, отлепил от уха телефон и почувствовал раздражение. Субботнее утро стремительно портилось, отец наверно угодил в больницу, с животом или с ногой, последнее время ходил он прихрамывая, и на одышку жаловался.
Не-е.. — мать его на строгой диете держит, и сердце у него крепкое, ерунда какая-то, только вот, почему сам не позвонил? телефон у него всегда под рукой. Постеснялся наверно тревожить нерадивого сынка... ещё и проживающего в тмутаракань за тридевять земель. Ну мог бы хотя-бы набрать и сбросить.
Я проверил список входящих, Батяньчика-Тверского среди них не было.
Значит не мог ни набрать не сбросить.
Я нажал на вызов.
Батяньчик-Тверской засветился зелёным, матовым светом и вроде пошли гудки.
Приятный женский голос зазвучал прямо мне в ухо и где-то там застрял. Женский голос, раздавшийся из телефона моего отца...
The path to the Nile

I woke up in the morning, somewhere near the ear nasty phone rattled, did not want to wake up. I do not even want to move his head. Yesterday, the turned to white sparks and hryapnul bedtime pair of transparent stacks. And the day off - Saturday, you can stay in bed until noon, include some more nesmylenny to the last episode of the season ...
A phone and not be silent. I wince and look at the gadget and see - there on the line, Valentin, an old friend of his father. Valya somehow came to me in Finland and we talked a long time with him, sat back in my first little apartment, no balcony and hot summers THE HEATING like a real oven.
We talked about the Melpomene of Gergiev, a heavy Valentinov, fotokorrespondentovoy service. Interesting if we had a conversation about the theater behind the scenes, on the work of photographer.
My father's failed to get on a profitable service in the transition, the ninetieth time, not he, Valentin, and I do not like it at all to us - not like we grip-and provorlivy kommercheskiobtekaemy. Hard-nosed goat my father, with a surprising and all inconvenient foreshortening of life.
And I'm uncomfortable, and his mother ...
Or maybe just lucky Vale, fell into the stream. What he likes and it is also money gets. I just .. I told him I envy, but envy, even the snow-white, it is - sin.
I am now good luck did not smile - I turn, I spin, fast life on earning shishey, the so-called hateful "business", squeeze all the juice and searing the soul, and on the labor of love, bestow repose, amnesia from moldy everyday life - on the literary work ever I do not have time ...
Time is money - and a writer's work requires just time and no income. But in the drawer space in abundance.
Besserebrennikov - my father arranges exhibitions on past retirement savings, and there is no sense, rave reviews on the bread you will not smear. His favorite repose, creative photographer outweighs repeatedly everyday logic. It is strange. He managed to create a kind of spiritual symbiosis with the commonplace, in particular, with a rustic, unpretentious, "the family estate" - as he says, where "the rider does not doskachet and the bird does not fly so far," and I'm from Finland for eight hundred kilometers is not hitting - not for everyone it is given to him for some reason given ...
He - my father.
I do not understand him. Sense here it is, right in front of me, sitting in my phone, and calls for dialogue. Valentin Baranovsky name this sense:
- Yes, what?
As a semi-coarse or poluvezhlivo I began talking, we think that poluvezhlivo. The very fact asked for Valentine rang early in the morning and woke up, and sleepy people sometimes rude.
- Kirill, there called a girl from a group of artists - without preface began Val - there with Igor something happened, he fell ill.
- Okay, - stung in the heart of a small needle, and calmed down.
  - A relationship with this girl have? - I asked.
- I'll try to find out ...
- Okay, I'll try to score himself a father. Thank you, Valentine, I'll call my father, thank you once again, to communication.
Baranowski something else to say to his illegible bass, I was not listening, unstick from the ear phone and felt irritation. Saturday morning quickly spoiled, my father probably landed in the hospital with a stomach or leg, the last time he went limp, and complained of shortness of breath.
Nah .. - his mother on a strict diet holds, and his heart strong, nonsense any, but that's why he did not call? phone it is always at hand. Probably I hesitate to disturb the careless son ... and more Tmutarakan living in distant lands. Well I would though, would gain and lose.
I checked the list of incoming, Batyanchika-Tver was not among them.
So could neither gain not lose.
I pressed the call.
Batyanchik Tverskaya-lit green, opaque light and kind of went beeps.
A pleasant female voice sounded in my ear, and somewhere stuck. A woman's voice came from my father's phone ...
Read more
3.0
1 total
5
4
3
2
1
Loading...

What's New

69
Read more

Additional Information

Updated
October 14, 2017
Size
4.2M
Installs
50+
Current Version
1.0
Requires Android
2.3 and up
Content Rating
Everyone
Permissions
Offered By
Kirill Potemkin
Developer
Piiluvankatu 38 as 13, 53950, Lappeenranta, Suomi
©2018 GoogleSite Terms of ServicePrivacyDevelopersArtistsAbout Google|Location: United StatesLanguage: English (United States)
By purchasing this item, you are transacting with Google Payments and agreeing to the Google Payments Terms of Service and Privacy Notice.